Петр Гужвин (petr_guzhvin) wrote,
Петр Гужвин
petr_guzhvin

Category:

Александр Марков об Анатолии Гужвине

Он хотел быть историком.

    Время многое стирает из памяти, оставляя лишь самое яркое, ёмкое, выразительное, а, может быть, даже и курьезное.
    С курьезного я и начну. Это было где-то в начале 1970-х годов. Анатолий Петрович работал тогда преподавателем в Астраханском речном училище и возглавлял местную комсомольскую организацию. Первая встреча с ним произошла в редакции газеты "Комсомолец Каспия". Я работал там художником-ретушером, а потом сотрудничал в качестве внештатного художника. Тогда практиковалось делать карикатуры на должностных лиц, в чем-либо провинившихся.
    Увидев меня, Анатолий Петрович подсел к столу и как-то извиняюще сказал:
    - Не могли бы Вы сделать одну карикатуру к моей статье о нравственной обязанности комсомольца?
    Он изложил сюжет статьи и сказал, что один из комсомольских руководителей порта часто злоупотребляет спиртным, а ведь хороший парень. Последний раз напился так, что его увезли домой на грузовой машине. Гужвин принес и фотокарточку этого "героя" - чтобы было сходство. Этого особенно тогда боялись.
      Я нарисовал карикатуру, где комсомольцы втаскивают на машину своего руководителя, который изображен в очень неприглядном виде.
    Гужвину карикатура понравилась, особенно похожесть "героя", и он отнес ее редактору вместе со статьей.
    Но на следующий день с утра прибежал в редакцию.
    - Знаете, что,- сказал он,- карикатуру помещать не надо. Когда узнал "герой" о карикатуре, то сам не свой стал. Говорит, делайте любое наказание, но только не карикатуру. Жалко мне его стало.
    Жалость и сострадание руководили прежде всего Анатолием Петровичем в его общественных и гражданских делах. Он любил людей. Он никогда не жалел времени и здоровья на решение их проблем.
    30 сентября 1991 года уже в качестве главы администрации области он встречался с писателями Астрахани. Гужвин придавал печтному слову огромное значение и сожалел, что рынок захлестнул поток низкопробной литературы. Он призывал нас не опускать писательскую планку, стараться и в условиях рынка сохранять, прежде всего, нравственные традиции русской литературы.
    В декабре 2000 года Анатолий Петрович абсолютным большинством астраханцев вновь был избран на пост главы администрации области, но его уже стали называть губернатором, как это было сделано и в ряде других областей. По этому поводу при очередной встрече в писательской организации у меня с главой новой власти возник небольшой спор.
    Я отметил, что очень странно звучит в ушах историка такое словосочетание, как "губернатор Астраханской области". Если есть губернатор, то должна быть и губерния. Кстати, территория ее при организации Петром I была огромна. В нее входили города - Царицын, Саратов, Симбирск, Терская крепость на Северном Кавказе, река Урал с прилегающими станицами. К тому же губернатор всегда назначался, а не избирался местным населением.
    Он зависел только от верховной власти. В его распоряжении были все воинские части, расположенные на территории губернии, в том числе и формирования астраханских казаков. Да и сами губернаторы были людьми военными в чине генерал-майоров, генерал-лейтенантов. Все они были горазды на быструю расправу в случае неповиновения и яро отстаивали самодержавную власть.
    А что может делать губернатор в современных условиях, если ему не подчиняется городская власть - мэрия? Если из его подчинения выведен такой опасный гигант промышленности, как газоконденсатный комплекс? К тому же в условиях частной собственности каждый сам себе голова.
    Но Вы выбраны народом и должны служить его интересам, а что Вы станете делать, если эти интересы будут расходиться с действиями правительства?
    Мои вопросы несколько озадачили Анатолия Петровича. он сосредоточился и стал доказывать, что я слишком большое значение придаю словам, устоявшимся шаблонам, что теперь управление нашего края совершенно нельзя сравнивать с дореволюционной Россией, а тем более с советским временем. Я считаю, сказал он, сверхзадачей для руководителя территории - суметь объединить людей какой-то общей идеей, а как называется руководитель - это не столь уж важно...
***

    Анатолий Петрович очень любил историю края, его природу. Помню его высказывание: "Я всегда знал, что родился в самом замечательном месте на земле...".
    Книги по истории Астраханского края он перечитывал постоянно.
    Астраханский краевед Сергей Львов рассказал мне такой момент из жизни Гужвина: "Осенью 1995 года я, будучи замначальника управления международных и внешнеполитических связей, летел на авиалайнере вместе с Анатолием Петровичем в США на презентацию Астраханской области среди крупнейших компаний мира.
    Полет над Атлантическим океаном протекал несколько часов. Пассажиры авиалайнера подремывали под мерный гул двигателей. Лишь Гужвин внимательно читал какую-то книгу. Это меня заинтересовало, я пригляделся и ахнул - он читал твою книгу "Петр I и Астрахань".
    Прикидывая позже причину интереса к моей книге, я подумал, что Анатолия Петровича интересовало отношение Петра I к нефти. В книге указывалось, что во время Персидского похода Петр осматривал два нефтяных колодца во владениях усмия Каракайтагского. Император приказал сделать в Академии наук самые различные пробы белой и черной нефти. Он как бы предвидел ее огромную роль в экономике страны в будущем.
***

    Гужвин внимательно читал краеведческую литературу и подчас замечал такое, на что и историк-то не всегда обратит внимание.
    Однажды при встрече он спросил меня:
    - Александр Сергеевич, может быть, вы скажете, кто из братьев Сапожниковых принимал на промысле Житном императора Александра II? В одном издании указано, что Александр Александрович, в другом - Алексей Александрович.
    Я сразу не мог ответить на этот вопрос, но пообещал в ближайшее время найти ответ.
    Однако это оказалось непростым делом. Ни в астраханском государственном архиве, ни в фонде губернатора, ни в фонде городской Думы официального сообщения о посещении императором Житного промысла я не нашел.
    Тогда я подумал о газете. Должно же было это событие попасть на страницы губернских газет... В 1871 году выходила лишь одна газета - "Астраханские губернские ведомости", и в №7 этой газеты я прочитал: "В 10 часов утра 5 сентября его Императорское Величество посетил село Житное, где подробно изволил осматривать порядок лова рыбы и различные промысловые производства. Затем у хозяина промысла, коммерции советника Сапожникова благоволил принять чай в устроенном с этой целью павильоне и в полдень выехал в море по направлению к Петровску".
    Но здесь не было указано имя хозяина.Тогда я обратился к редкой брошюре "Посещение Государем-Императором в 1871 году Житного рыболовного промысла на Каспийском море, принадлежащего коммерции советникам Сапожниковым", изданной в С.-Петербурге в 1872 году.
    Автором этой брошюры, как я потом установил, был известный историк Сергей Николаевич Шубинский. Так вот, Шубинский писал: "Один из владельцев промысла, Александр Александрович Сапожников, вследствие тяжкой болезни находился за границей на лечении, а потому счастье принимать Государя-Императора выпало на долю другого владельца - Алексея Александровича Сапожникова".
    В кратком историческом очерке Г.В. Комарова о фирме Сапожниковых, изданном в С.-Петербурге в 1914 году, говорится, что Александра II принимал в Житном Александр Александрович. Такое разночтение есть и в других изданиях. Но я больше доверяю очерку Шубинского. Ведь это был очень взыскательный историк, да и писал он по горячим следам, возможно, со слов самих Сапожниковых.
    Когда я рассказал о своих поисках Анатолию Петровичу, то он заметил, что истина иногда может восстанавливаться через многие годы после тех или иных событий. "Как бы я желал быть историком",- добавил он...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments