Петр Гужвин (petr_guzhvin) wrote,
Петр Гужвин
petr_guzhvin

Categories:

Алексей Прачкин, многолетний руководитель ОАО "Связьинформ" Астраханской области, об А.П. Гужвине

Захотели как-то англичане в Лондон из Астрахани позвонить.

    С Анатолием Петровичем впервые мы встретились ещё в юности. В то время я работал секретарем первичной комсомольской организации городской телефонной станции, а Гужвин – первым секретарем обкома ВЛКСМ. Вместе участвовали в слетах, конференциях, форумах. Тесного сотрудничества ещё не возникло, но уже тогда было взаимное расположение.
Потом судьба свела меня с ним в 1987 году. Я стал начальником областного управления связи, а Анатолий Петрович – вторым секретарем обкома КПСС.
  Гужвин пригласил меня на встречу. Он спрашивал о положении дел в отрасли, какая очередность на установку телефонов, как работают радио, телевидение, почта. В то время все эти структуры входили в областное управление связи. И, конечно же, всегда задавал социально значимые вопросы: какая зарплата у почтальонов и электромонтеров? Как на предприятии решаются жилищные проблемы?
    Жильем предприятие было обеспечено из рук вон плохо. Имелось всего одно общежитие на 140 мест, и очень хотелось построить хотя бы ещё один дом. Тогда я попросил у Анатолия Петровича разрешения на получение площадки  под строительство жилого дома. Гужвин разрешение дал.
    Нам хотелось построить дом недалеко от общежития, чтобы наши сотрудники жили рядом. Но, к сожалению, дом построить не удалось, жильцы близлежащих домов были против, а тогдашний первый секретарь обкома партии Иван Николаевич Дьяков встал на защиту населения и строительство запретил. Я до сих пор считаю это вопиющей несправедливостью по отношению к нашим работникам. Ведь на те деньги мы могли бы обеспечить жильем 90 семей связистов.
    В том же году нашему предприятию потребовались помещение для размещения сервисного центра и новая станция. Тогда Анатолий Петрович вместе со мной поехал на прием к министру связи Российской Федерации Глебу Григорьевичу Байцуру за разрешением на получение новой станции. Министр пообещал Гужвину как секретарю обкома, что станция будет поставлена. Байцур слово свое сдержал – нам отдали часть улицы Кирова под сервисный центр, и мы смогли запустить координатную АТС-24. в этом была огромная заслуга Анатолия Петровича Гужвина.
    В начале 1990-х проблем с установкой телефона было огромное количество. Монтированная емкость городской телефонной станции в 1992 году составляла всего 81 000 номеров. (Для сравнения: монтированная емкость ГТС 2005 года – около 212 000 номеров). На прием приходили по 50-60 разгневанных посетителей, люди стояли в очереди на установку телефона по 40 лет. Соответственно они обращались с просьбами и жалобами в облисполком. (Анатолия Петровича уже назначили на должность председателя облисполкома).
    После очередного приема, на котором большая часть обращений была посвящена установке телефона, разгневанный Гужвин вызвал меня к себе в кабинет. Жесткий вышел у нас разговор.
    «Ты будешь решать эти проблемы или ты не можешь их решить?», - спросил он.
    «Могу»,- ответил я.
    «Что нужно в первую очередь сделать для того, чтобы совершить прорыв в развитии телефонной связи?»,- снова задал вопрос Анатолий Петрович.
    Я сказал: «Прежде всего, нужны деньги».
    «А договоренность с фирмами-поставщиками оборудования у тебя есть?»,- поинтересовался Гужвин. Тут надо заметить, что в 1993 году мы стали акционерным обществом и могли сами без Министерства связи налаживать контакты с зарубежными фирмами. «денег у меня нет,- продолжил Анатолий Петрович,- а вот икрой помочь могу, 10 тонн хватит?».
    Я ответил: «Хватит!».
    После этого разговора астраханская делегация отправилась в Мюнхен для заключения контракта с фирмой «Сименс».
    В 1994 году в Астрахани одной из первых в России была запущена электронная комбинированная станция типа EWSD производства «Siemens». Она была станцией как городского, так и междугородного соединения, с широкими коммуникационными возможностями.
    Прошло уже более 10 лет, а этот контракт в «Сименсе» до сих пор значится как первый российский икорный контракт. Благодаря запуску этой станции мы совершили прорыв в развитии средств связи в области.
    Гужвин был прогрессивным человеком, шагающим в ногу со временем. Он прекрасно понимал, что если нет связи – нет бизнеса, нет привлечения инвестиций. Застой в связи – застой в экономике.
    Говоря о причинах, побудивших его помочь «Связьинформу» в приобретении новой станции, он всегда рассказывал одну историю, которую многие считали шуткой…
    Приехали как-то к нам в Астрахань лондонские бизнесмены с рабочим визитом для заключения сделки с администрацией области. Стали решать вопросы, и для быстрейшего результата им понадобилось позвонить в Лондон и проконсультироваться. Они обратились к Гужвину с вопросом, как им побыстрее связаться с Англией. Анатолий Петрович тут же перезвонил мне: «Алексей, как можно в Англию позвонить?». Я ему ответил: «Извините, Анатолий Петрович, но заказы на междугородные переговоры принимаются за неделю. Заявки проходят согласования в органах КГБ и т.д.». Гужвину ничего не оставалось делать, как извиниться перед лондонскими господами. Тогда он отчетливо понял, что без развития связи невозможно развитие области.
«Связьинформ» и Анатолий Гужвин были пионерами в становлении цифровых технологий в области. Прошли годы. Но до сих пор станция успешно работает. «Железо» по-прежнему в строю, меняются лишь программные продукты.
    Я уже не говорю о последующих годах сотрудничества предприятия с губернатором, когда связь развивалась стремительно, темпы прироста составляли по 20-30 %. На фоне общего спада экономики подъем в телекоммуникациях был заметен.
На сегодня общая емкость городских и сельских телефонных сетей составляет более 250 000 тысяч номеров, плотность телефонных аппаратов на одного жителя Астрахани превышает плотность на одного жителя в Краснодаре. Мы добились первого места по цифровизации в ЮФО. И в этом есть немалая заслуга Анатолия Петровича Гужвина.
    Человек он был азартный, увлеченный, свободолюбивый. Страстью его были голуби. Но любил и держал он только летающих птиц. Бывало, подарят ему хорошего голубя, а он практически сразу выпускает его в небо. Не дает, как следует, привыкнуть к голубятне. Потом ищет по друзьям, знакомым-голубеводам. Сам вольный – и птица у него должна быть на свободе.
    Однажды, уже не помню, кому, я сказал, что моя самая заветная мечта – погонять голубей и посмотреть, как они летают. И вот на мой 50-летний юбилей Анатолий Петрович подарил мне пару белых иранских голубей. Этот его подарок сподвигнул меня к строительству голубятни. Я сам ее планировал и обустраивал, как мне надо. А жил тогда в обыкновенной квартире… Позднее по совету Гужвина я построил дом. На новоселье ко мне Анатолий Петрович пришел с супругой Надеждой Николаевной. Когда она увидела мою голубятню, то укорила мужа: «Тоже мне, губернатор. Смотри, какая голубятня у Алексея. А у тебя самый худший колхозный сарай». Это Гужвину-то, который во всем привык быть первым.
    «Ладно, поживем, увидим»,- сказал он. И всего лишь через полтора года у него появилась новая, почище моей, голубятня.
    …А голуби, подаренные мне губернатором, до сих пор живут у меня и являются лучшей памятью об этом человеке.
    Еще он любил играть в настольный теннис. Старался потягаться с сильными игроками, чтобы игра была острее. Я не считаю себя сильным игроком, но, бывало, губернатор мне проигрывал одну, вторую партию. Сердился тогда, бросал ракетку. Говорил знакомым: «Играйте дальше, больше не могу!». Потом возвращался, выигрывал, и мы расходились довольные.
    Именно в память об Анатолии Петровиче Гужвине мы создали ассоциацию настольного тенниса Астраханской области, а я стал ее президентом. Сейчас команда Астраханской области по настольному теннису входит в первую лигу группы «В». И в этом тоже есть заслуга Анатолия Петровича.
    …Узнав о его внезапной кончине, я почему-то вспомнил стихи, которыми и хочу завершить свои воспоминания. По-моему, они в какой-то мере отражают характер Анатолия Петровича Гужвина.

Моя великая мечта,
Чтоб смерть пришла ко мне врасплох.
Чтоб не успел закрыть я рта,
Недосказав каких-то слов.
Чтоб не успел закрыть я глаз, недосмотрев красот чудесных.
Чтоб счастлив был я, как сейчас.
И чтоб не думал я о смерти.
Чтоб не болел и не страдал,
Ее встречая поминутно.
Чтоб не смотрел я ей в глаза,
Во взгляд ее кошмарно-жуткий…
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment